Андрей Смирнов
Время чтения: ~21 мин.
Просмотров: 0

Анна Козлова: краткий курс шоковой терапии

В конце мая выходит новый роман лауреата премии «Нацбест» Анны Козловой «Рюрик». Это первая книга российского автора, которую решилось выпустить издательство «Фантом-Пресс», обычно публикующее исключительно переводную литературу. Что же написала Козлова, чтобы встать на одну полку с Энн Тайлер, Халедом Хоссейни, Джоном Бойном и другими авторами мирового уровня?

– Представляешь, я ему говорю: «Кажется, я совершенно никчемный и никому не нужный человек», а он мне – «Вполне возможно. А что вы делаете, чтобы стать кому-то нужной?», – пересказывала одна моя знакомая свой визит к психотерапевту.

Разумеется, делая такие признания врачевателю душ, она надеялась услышать в ответ что-то в духе «не выдумывайте, вы прекрасный человек, вы необходимы своим близким и на многое способны». Но мозговед практиковал необычный метод терапии – что-то вроде эмоционального «холодного душа» и радикальной честности – и она услышала то, что услышала. Каждый раз, открывая новую книгу Анны Козловой, я вспоминаю этого психотерапевта. Ее тексты действуют точно так же. От ее романов не ждешь убаюкивающего уюта и утешительных слов, это не шерстяной плед и чашечка какао, это беспощадное зеркало и моральное закаливание в проруби.

«В те страшные времена, когда я выпивала четыре бутылки виски в день и сожительствовала с человеком по имени Дауд, моя сестра пришла к захлестнувшему ее сознание выводу, что единственное дело, которым отныне имеет смысл заниматься, — это проституция», – так начинался первый написанный Козловой роман «Открытие удочки» (2004, «СовА»). Ей было 23 года, когда он вышел в свет. Часть критиков тут же задохнулась от восторга, а другая – от возмущения. Первые выдвинули книгу на «Нацбест», вторые заклеймили ее за «провокационность и аморальность». «Неужели внучка замечательного писателя Вильяма Козлова и дочь главного редактора «Роман-газеты» Юрия Козлова могла написать такое?!» – недоумевали добропорядочные книжные обозреватели. Но Анна Козлова даже не пыталась оправдываться. «Ничто в этом мире не вызывает у меня такого сильного отторжения, как «мораль и нравственность», – говорит писательница. – С самого раннего детства я усвоила, что два эти слова являются ширмой, за которой творится непревзойденная мерзость. А поскольку я не работаю в полиции или, скажем, в парламенте, я просто решила, что могу писать об этом».

Уже первая книга сделала Козлову лидером ультрашоковой литературы. Хотя роман и стал событием, он не попала в число тех бестселлеров, которые делают автору состояние и дают возможность жить исключительно на литературные доходы. А деньги были нужны – к тому времени у Анны уже родилась дочь Маргарита, внучка писателя Александра Проханова, которую она, тем не менее, растила одна. Козлова писала для самых разных СМИ – от уважаемой «Независимой газеты» до скандальной «Московской комсомолки».

В 2005 году Козлова вышла замуж за писателя и политического активиста Сергея Шаргунова (ныне – депутат Госдумы). В 2006 родился сын Ваня. Об изнанке семейной жизни двух писателей читатели могли догадываться по их романам. В «Птичьем гриппе» Шаргунова герой практически болен политикой, ему интересен лишь он сам и власть. Главный герой романа Козловой «Люди с чистой совестью» тоже стремится сделать политическую карьеру, но его жена не хочет быть ему ни полезной, ни удобной на этом пути. Когда пара объявила о разводе, почти никто не удивился.

К тому моменту Анна Козлова работала в пиар-департаменте телеканала ТНТ: модное место, стабильная зарплата. И надо было обладать изрядной самоуверенностью, чтобы, отвечая за двоих детей, решиться покинуть офис и отказаться от стабильности ради краткосрочного и мало оплачиваемого проекта – перевода на русский язык пьесы «Монологи вагины». Поставить спектакль на русском языке загорелся Константин Эрнст. Он уже был знаком с творчеством Козловой и пригласил ее к сотрудничеству, решив, что только она сможет передать дух пьесы. Спектакль еще только начали репетировать в МХТ с Ингеборгой Дапкунайте в главной роли, а гонорар за перевод уже закончился. Был такой день, когда Козлова отправилась к сестре, чтобы занять у нее денег – купить детям еды, но та смогла одолжить ей только кабачок. Правда, огромный – не утащишь. Да и тот, когда Анна приволокла его домой, внутри оказался гнилым. И вот в этот момент она села за сценарий сериала, который принес ей настоящую славу и финансовую независимость – «Краткий курс счастливой жизни». В этом сериале не было ни назидательных уроков, ни хэппи-энда, но зато были правда, страсть, беззастенчивость и юмор. На этот раз возмущение критиков было гораздо громче – «где любовь, где высокие идеалы, надежда и добро»?

«Один из моих любимых писателей, Чехов, однажды ответил на вопрос, почему так мало в его произведениях добра и любви, — говорит Козлова. — Он сказал: в литературе я не врач, я – боль. Очень давно меня восхитили эти слова, они внутри меня сдетонировали, и я пытаюсь говорить о запретном, о стыдном, о том, что, в конечном счете, и является нашей жизнью в противовес витрине, которую мы все выставляем».

Режиссеры полюбили сценариста Козлову – за смелость сюжетных ходов и жизненность историй. Сегодня на ее счету девять реализованных сценариев. Несмотря на то, что гонорары в кино на порядок выше книжных, от литературы Анна не отказалась: «Кино – это производство. Это – братская могила, куда всех участвующих по счастливой случайности бросили живыми. И все вместе, иначе никак, мы должны выкапывать себе путь наверх».

Вышедший в 2016 году роман «F20» (издательство «Рипол») о людях с шизофренией выиграл премию «Нацбест». Его можно читать как историю болезни, но, как водится в произведениях с сумасшедшим главным героем, болезни не отдельного человека, а общества. Шизофрения доброй половины персонажей романа вводится в качестве контрастной жидкости, помогающей увидеть устройство среды. Разница между «нормальными» и «ненормальными» действующими лицами — всего лишь условность. Кому выдали справку, а кому нет, не имеет ни малейшего значения. Героини Юля и Анютик оказываются в разных микросоциумах (от школы до дачного поселка, населенного престарелыми актрисами, которые питаются коньячным спиртом и лимонными кружочками) и в каждом сталкиваются со своей «клиникой», к которой нужно приспосабливаться. «Может быть, я и не вижу связей в жизни, но только потому, что их нет», — говорит Анютик. «Притворяйся нормальной — это все, что ты можешь сделать. Как и я», — советует она сестре.

Потенциально огромные открытия Козлова упаковывает в небольшую историю, которую поверхностно можно прочитать как мизантропическую, но в конечном счете всё это – разговор о любви. Анна Козлова умудряется рассказать историю массового помешательства с парадоксально жизнеутверждающим цинизмом.

KOZLOVA_RYURIK_COVER_1-675x1024.jpg

Козлова Анна. Рюрик. – М.: Фантом Пресс, 2019

В романе удачно соединились киноопыт Козловой и ее особенный стиль письма, характеризующийся минимализмом, цинизмом, мрачноабсурдистской атмосферой, точностью и безжалостностью формулировок

Героиня нового романа «Рюрик» – снова подросток, 17-летняя Марта. Она бежит из закрытой частной школы-интерната, куда ее сдал отец. Девочка автостопом отправляется в Архангельск, чтобы больше узнать о собственной матери, которая умерла при странных обстоятельствах и которую Марта никогда не видела. Это путешествие, в конечном счете, поможет ей понять и собственного отца, и его новую жену – если только ей удастся выжить.

«Несколько месяцев назад, сидя в самолете до Красноярска, я открыл файл с романом, – рассказывает Игорь Алюков, главный редактор издательства «Фантом-пресс». – И не закрыл его вплоть до посадки. Как результат — впервые список наших авторов пополнился русским именем. Отличная книга. И это вовсе не реклама. Начинал читать я с очень большим скепсисом, крайне предвзято, но роман оказался обаятельным, и это как раз тот самый случай, когда автор рассказывает историю, сам оставаясь в тени».

Крепкий, почти кинематографический сюжет выгодно отличает «Рюрика» от большинства текстов современной российской прозы. В романе удачно соединились киноопыт Козловой и ее особенный стиль письма, характеризующийся минимализмом, цинизмом, мрачно-абсурдисткой атмосферой, точностью и безжалостностью формулировок. При всей игривости, занимательности сюжета, текст очень глубокий – о столкновении гендерных интересов, тотальной неспособности взрослых исполнить родительскую роль, о фатуме и природной силе. И (что-то новенькое для Козловой!) он не беспросветный, а оставляющий надежду. Пожалуй, впервые в ее прозе цинизм соединился с лиричностью, снисходительностью, сочувствием.

Текст: Анна Бабяшкина

Иллюстрация: Алёна Репкина

Электронная версия материала, опубликованного в № 5 журнала «Читаем вместе» за май 2019 года

Биография

Судьба Анны Козловой была предрешена, ведь она воспитывалась в творческой семье. Как и отец, дочь решила стать писателем и прославилась в жанре ультрашоковой литературы.

Детство и юность

Анна Юрьевна Козлова родилась 17 февраля 1981 года. Дед и отец девочки тоже были писателями, поэтому она с детства знала, чем хочет заниматься в будущем.

В ранние годы будущая знаменитость посещала художественную школу, но уже в 13 лет бросила обучение. Незадолго до этого развелись ее родители, что стало тяжелым моментом в биографии автора. Анна решила остаться с отцом и вынуждена была рано учиться самостоятельности, заботе о себе и о родителе.

После школы девушка поступила в Московский государственный университет имени Михаила Ломоносова. Она получила образование в области журналистики, а затем работала в газетах «Представитель власти» и «Литературная Россия», журналах «Юность» и «Родина». Некоторое время Козлова была литературным критиком, но быстро поняла, что такая профессия ей не подходит. Анна состояла в пиар-отделе телеканала ТНТ, она составляла анонсы и делала интервью для развлекательных программ, включая «Дом-2».

Личная жизнь

Мужем Анны был писатель Сергей Шагунов, но брак распался. Женщина воспитывает двоих детей — сына и дочь. О других подробностях личной жизни ничего не известно.

Книги и сценарная работа

В 2005 году вышла дебютная публикация писательницы — сборник рассказов «Плакса». Представители изданий «Афиша» и «Коммерсантъ» отметили жесткий юмор и остроумие молодого автора. Но выход книги сопровождался скандалом: после того как с сюжетом ознакомился учредитель издательства «Сова», в котором печаталась Козлова, он приказал уничтожить весь тираж из-за циничного и остроумного подхода Анны. Усилиями журналистов удалось отстоять право на выход сборников, которые были успешно распроданы.

Вскоре после этого вышел роман «Люди с чистой совестью», который номинировали на премию «Национальный бестселлер России». В книге существование человека представлено уродливым и бессмысленным, а люди отчаянно нуждаются в любви и вере в Бога. Литературные критики назвали автора «мастером ультрашоковой литературы».

Следующая публикация писателя пополнила библиографию в 2011 году под названием «Все, что вы хотели, но боялись поджечь», она посвящена размышлениям о свободе женщины в мире. В тот же год Козлова решила сделать перерыв в писательстве и заняться сценарной работой. Она написала сюжет для сериала «Краткий курс счастливой жизни», который транслировался на Первом канале.

В последующие годы фильмография женщины продолжала пополняться. Благодаря ей зрители увидели такие проекты, как «Развод», «1001», «Ясмин» и фильм «9 дней и одно утро». Это не мешало Анне работать над созданием новой книги F20. Роман повествует о судьбах людей, которым поставили страшный диагноз — шизофрения.

После того как книга была завершена, Козлова не сразу смогла ее напечатать. Изначально она обратилась в «Эксмо», но там ей ответили отказом из-за жестокого сюжета. Письма в другие издательства тоже не дали результатов, поэтому Анна решила публиковать F20 в журнале «Дружба народов». Вскоре книгой заинтересовались представители «Рипол-классик», благодаря которому роман появился на полках магазинов.

В итоге публикация номинировалась на премии «Студенческий букер» и «Выбор читателей» на портале «Лайвлиб». А в 2017 году книга удостоилась статуса национального бестселлера.

Анна Козлова сейчас

В 2019 году вышла книга «Рюрик» о девушке, которая сбежала из интерната и потерялась в мистическом лесу. В романе писательница попыталась показать влияние социальных сетей на общественное мнение. Также она выступила сценаристом для сериала «Неженское дело».

Сейчас Козлова продолжает творить. У автора нет официального сайта, но она поддерживает связь с подписчиками через «Фейсбук», где публикует новости и фото.

Библиография

  • 2005 – «Плакса»
  • 2006 – «Превед победителю»
  • 2008 – «Люди с чистой совестью»
  • 2011 – «Все, что вы хотели, но боялись поджечь»
  • 2016 – «F20»
  • 2019 – «Рюрик»

Фильмография

  • 2011 — «Краткий курс счастливой жизни»
  • 2012 — «Развод»
  • 2013 — «Ясмин»
  • 2014 — «1001»
  • 2014 — «9 дней и одно утро»
  • 2016 — «Партия»
  • 2018 — «Садовое кольцо»
  • 2019 — «Неженское дело»
№ 2017 / 46, 28.12.2017

С участницей Всероссийского литературного фестиваля «Белое пятно», прошедшего в Новосибирске в конце ноября, побеседовал наш корреспондент. Анна Козлова родилась в Москве в 1981 году. Она – дочь главного редактора «Роман-газеты» Юрия Козлова и внучка писателя Вильяма Козлова. Закончила факультет журналистики МГУ. Публиковалась в журналах «Юность», «Родина», а также в «Независимой газете», «Литературной России», «Литературной газете». Автор книг «Общество смелых», «Превед победителю», «Люди с чистой совестью», «Всё, что вы хотели, но боялись поджечь», «F20». Лауреат премии «Национальный бестселлер» (2017). Автор сценариев сериалов «Краткий курс счастливой жизни», «Развод», «Ясмин», «1001». Воспитывает 15-летнюю дочь и 11-летнего сына.

В детстве кем мечтали стать?

– Художником. Даже поступила в художественную школу. Очень любила рисовать. Правда, родне это занятие казалось довольно странным, меня всё время старались сдвинуть в направлении какой-то полезности, предлагали учиться на модельера. Мне очень нравилось писать натюрморты, когда ты ставишь перед собой, например, кувшин и рисуешь его в течение нескольких месяцев (смеётся). Смотришь, как слои краски накладываются друг на друга… Ещё всегда любила графику. Был период увлечения абстракционизмом. А вот ни портретов, ни пейзажей не писала никогда.

– У художников и литераторов есть общее слово – «писать». Так что вы недалеко ушли от мольберта…

– Согласна. Сколько же мне было, когда я решила «завязать» с живописью? Лет 14–15. Завидую тем, кто может поставить перед собой этюдник и нарисовать берег речки – то есть художникам-профессионалам. Мне очень тяжело заниматься какой-либо профанацией. Для того, чтобы рисовать, сколько всего нужно – холст, кисти, нормальную палитру… Честно говоря, сейчас у меня нет на это никакого ресурса. Ничего, обхожусь.

16_Kozlova.jpg– Вы упомянули о своих родных. Отсюда и вопрос: расти в семье писателей – это дополнительная ответственность или возможность использования каких-то преференций?

– Не понимаю, о каких преференциях речь? Когда писал дедушка, я была совсем маленькой. Отец достиг пика своей карьеры в далёкие 90-е. После чего был вынужден уйти из журналистики – в то очень неприятное время литературный труд резко обесценился. В 1993-м родители развелись, и я стала жить с папой. Так что на очень многие вещи я смотрю без иллюзий. К примеру, всегда вызывали улыбку те, кто полагал, что учёба в Литературном институте имени Горького может как-то продвинуть по жизни. Я воспринимаю литературу как не очень разрушительное хобби. От писателя требуется огромное количество времени, душевных сил. Ты пишешь, публикуешься – но не можешь на это жить.

– К слову, много ли у вас других хобби и насколько они разрушительны?

– Ой… Пожалуй, у меня сейчас нет серьёзных хобби. Пару лет назад я увлеклась мотоциклом, закончила курсы вождения… Мотоцикл – это свобода: ты один, мчишься, куда хочешь. Машину тоже вожу, но это давно стало частью бытовой жизни, когда надо что-то привезти, кого-то отвезти. А мотоцикл – это, наоборот, отрыв!

– Вернёмся на 10 лет назад: родные не отговаривали вас идти по писательской тропе?

– Как вам кажется, будут ли писать ваши дети, продолжится ли писательская династия Козловых?

– Даже не знаю. Мне кажется, им гораздо тяжелее, чем мне. У дочери не очень близкие отношения с отцом, и она сосредоточена мне. А я, видимо, подавляю её творческое самовыражение. Девочке кажется, что уж если что-то делать – то так, чтобы все тут же умерли от восторга. А как быть, если даже мама очень сдержанно реагирует? Сын растёт очень артистичным. Есть надежда, что он двинется в сторону театра или эстрады. У него хорошо подвешен язык, прекрасная память. Если честно, я была бы очень рада, если бы мои дети стали писать. Мне очень интересно прочесть их тексты.

– Перфекционизм вашей дочери – от мамы или от папы?

– Думаю, что от меня. К слову, мой перфекционизм всегда носил странный характер: он касается целей, которые обескураживают. Порой мне чего-то очень хотелось – несмотря на то, что это было абсурдно, опасно, ненужно. Но если мне что-то по-настоящему интересно, я погружаюсь в это с головой – могу не есть, не спать… Если ездить на мотоцикле – то до изнеможения!

– А что в дочке от отца?

– Не хочу домысливать, но мне кажется, что добродушие. Я очень часто бываю ироничной, дети уже привыкли к постоянному лёгкому издевательству. И дочь не обижается на мои подколы, нередко шутит в ответ.

– В вашей книге «F 20», удостоенной премии «Нацбест», героиня сетует, что мужчина не берёт на себя половину беды женщины, а добавляет ей свои полбеды. Вы считаете так же?

– Нет. Видите ли, социум одобряет инфантильную позицию женщины, которая почему-то постоянно ищет того, кто должен о ней заботиться – то есть маму. А взрослые заботятся о себе сами. Искать опору вне себя – это проявление паразитизма, бороться с которым очень сложно. Налицо парадокс: общество призывает людей к саморазвитию, но в то же время очень поощряет проявления женской слабости, беспомощности. То есть женщине лучше быть нищей дурой! Потому что мужчина избегает сильной и обеспеченной женщины – рядом с ней ему будет некуда приложить свои усилия.

– Это миф?

– То, что мужчина ищет слабых, беспомощных, не слишком умных женщин – безусловно, миф. Для меня абсурдность этой ситуации очевидна. Но людям сложно отказываться от стереотипов.

– При этом миллионы женщин счастливы на пассажирском сидении мотоцикла…

– А вы брали интервью у миллиона женщин? И все они рассказали вам о своём счастье? Если бы это было действительно так, мы наблюдали бы гораздо меньше разводов и воплей в Интернете. Взаимное недовольство мужчин и женщин, неприятие чужой точки зрения сохраняется. И в целом в нашем обществе очень высокая степень напряжения.

– Женщинам нравятся мужчины остроумные и щедрые. А писательницам?

– Думается, что щедрость – не постоянное качество. Щедрый человек – скорее всего, сумасшедший. Если мужчина в своём уме, он щедр не со всеми, а лишь с тем, кто ему нужен и интересен, кого он хочет около себя иметь.

Мне важно, что бы у мужчин был интеллектуальный бэкграунд. Его наличие определяется буквально после пары слов. Также очень ценю в мужчине увлечённость своим делом.

– А разве женщины не ревнуют мужчин к работе?

– Только те, кто сходит с ума от безделья.

– Какие праздники отмечаете?

– Новый год со стихийными гостями и дни рождения – свои, детей. «Сегодня годовщина нашего знакомства» – такое не праздную (смеётся). Отмечаем по-разному: дома, в ресторане. Но лучше всего на праздники куда-нибудь уехать – на Волгу, в Углич. Вообще, во мне сильно бродяжничество, люблю периодически куда-нибудь свалить (смеётся). К подаркам отношусь очень спокойно. То, что мне хочется, что мне надо – обычно покупаю себе сама.

– Ваши дети уже не верят в Деда Мороза?

– Во всяком случае, то, что им нужно, они заказывают у меня (смеётся). Все их разумные мечты сбываются.

– На обложке книги «F 20» – отзыв вашего бывшего мужа. Чья идея?

– Так решили редакторы издательства, им кажется, что чьи-то слова могут сподвигнуть читателя на покупку книги. Что касается Сергея Шаргунова, все страсти между нами закончились лет десять назад, ничто не мешает нормально общаться.

– Успешно себя реализуют как биографы Алексей Варламов, Дмитрий Быков, Захар Прилепин. Пять лет назад вы высоко ценили творчество Захара…

– А сейчас ситуация такова, что я не хочу ни единого слова потратить на Прилепина! Так как любое упоминание – даже очень негативное – всё равно работает на медийный образ.

– И кто же в таком случае по-вашему занимает трон ведущего российского прозаика?

– Есть писатели, которые мне любопытны – Снегирёв, Сенчин, Терехов, чьи книги я в любом случае покупаю и читаю.

– Сформулирую свой вопрос по-другому: после ухода Евтушенко и Маканина кто может сравниться с ними?

– Ну, а каких таких уж недосягаемых высот достиг Маканин? Евтушенко с бригадой поэтов-шестидесятников собирали стадионы. Евгений Александрович был суперзвездой – его знали, читали, любили. Маканин – интересный писатель. Но он всегда был немного занудным, автором не для всех.

– Пожалуй, поспорю с вами. Помнится, лет десять назад был ажиотаж вокруг маканинского «Асана»…

– Это был большой ажиотаж в маленьком литературном болотце! В плане упоминаемости в СМИ Маканин и Евтушенко несравнимы. Спросите на улице, кто знает Евтушенко и кто – Маканина…

– В марте президентские выборы – пойдёте голосовать?

– (после паузы) Не знаю. В последнее время много с кем обсуждаю этот вопрос. Мне очень не хочется идти на избирательный участок. Ситуация выбора без выбора или предпочтения наименьшему из зол сама по себе довольно неприятная. Но и сидеть в коконе мнимого безразличия – тоже, наверное, неправильно. Я в замешательстве.

– Простите, а как часто принимаете решения в последний момент?

– Знаете, есть такая нейрофизиологическая теория – о том, что все решения принимаются мгновенно. И всё, что мы называем колебаниями или размышлениями, это иллюзия, обманка. И мы об этом прекрасно знаем. Так что решений в последний момент я не принимаю. И в принципе, я склонна к тому, чтобы определяться довольно быстро. Метания мне не свойственны ни в рабочих вопросах, ни в личной жизни.

– Высок ли процент ошибочных решений?

– (после паузы) Я для себя отвечаю на это вопрос так. Те довольно серьёзные ошибки, которые были совершены (в основном в личной жизни), были связаны с нехваткой силы воли и характера сделать так, как я хотела на самом деле. Мои истинные желания казались мне слишком вызывающими, слишком непристойными и подлежащими чудовищному осуждению.

Я уступала чужому мнению. И это влекло за собой снежный ком дебильных и очень мешающих жить проблем, которые потом приходилось довольно долго расхлёбывать. К примеру, какие-то браки, разводы… Я потратила на эту херню очень много времени!

Восхитительный эпитет – какие-то браки…

– Разумеется, мои. Повторюсь, они были совершенно бессмысленными. Задолго до замужества я знала, что за браком последует развод. Но мне было 23 года. Очень страшно и стыдно было сказать: «Прости, я передумала». У меня не хватило духу на это. И запустился механизм самообмана…

– А эта история придала вам смелости?

– Да, конечно. Я больше никогда не стану наступать на горло собственной песне, идти против себя.

– И как часто вы говорите «нет»?

– Я склонна к компромиссам, если вижу свой интерес. И если предложение разумно. И не слишком много насыпает соли на хвост. Например, в сценарной работе сейчас мне довольно часто приходится говорить «нет». И я делаю это довольно спокойно.

– Вопрос к сценаристу телесериалов: смотрите ли отечественное кино?

– Периодически. Громкие премьеры стараюсь не пропускать. Недавно посмотрела «Матильду» – бесконечно глупое кино. Хотя, помнится, в другом фильме Учителя, «Дневнике его жены» была какая-то тонкость…

«Левиафан» – из последнего, что меня заинтересовало. Звягинцев уловил ощущение в обществе, что всё пошло куда-то не туда. А вот «Нелюбовь» снята для фестивалей – в ней слишком сильно ощущается намерение показать, как всё плохо в России. Родители после развода решили сдать ребёнка в детдом – подобные частные патологические ситуации подаются как срез нашей жизни. Но это же ложь. Вы много знаете людей, сдавших своё чадо в детдом? Вообще, со сценариями в картинах Звягинцева есть проблемы…

– Люди по-прежнему ценят в художественном произведении «нас возвышающий обман». Какое слово в этом словосочетании для вас главное?

– Нас! (смеётся) Люди не любят честно смотреть на себя.

– Расскажите о вашей писательской стыковке с «Домом-2»…

– А никакой стыковки не было. Я работала в пиар-отделе телеканала ТНТ. В моём ведении была целая серия проектов: «Счастливы вместе», «Универ», «Битва экстрасенсов»… Не считаю, что работать на этих проектах позорнее, чем в новостях на Первом канале. Я придумывала всевозможные повороты на тему «строительства любви», поскольку реальные конфликты привлекают внимание публики.

Я никогда не смотрела «Дом-2». Но вроде как эта программа до сих пор популярна. Помню её невероятные рейтинги, билеты на концерт этих ребят в «Олимпийском» раскупили стремительно.

– О чём мечтается?

– О том, чтобы стало поменьше сценарной работы и тревоги о деньгах, изматывающей жизни. Хочется иметь больше времени на прозу.

– Довольны своими тиражами?

– Я имела несчастье напечататься в издательстве «Рипол». Бог всё видит, и сейчас оно исчезает – но должно было сгинуть уже давно! У них собственная типография. Поэтому проверить, сколько экземпляров моей книги напечатано, я могу лишь с помощью прокурорской проверки. Общеизвестно, что моя книга активно продаётся. Но издатели упорно утверждают, что в природе её не больше 5 000 штук.

Как жаль, что прекратило своё существование питерское издательство «Амфора», с которым мы довольно комфортно сотрудничали! С 2006 по 2011 год именно в Питере у меня вышли три книги подряд: «Превед победителю», «Люди с чистой совестью», «Всё, что вы хотели, но боялись поджечь».

– Почему писателя А.Козловой так мало в «Журнальном Зале» – у вас всего лишь две публикации в прошлом году?

– Я за монетизацию писательского труда. Бесплатно отдавать рассказы в толстые журналы не хочу.

– Вы стали молодым писателем, минуя знаменитые молодёжные литфорумы в Липках…

– Да, как-то так сложилось (смеётся).

– Ощущаете себя частью новой литературной генерации – Шаргунов, Гуцко, Козлова, Ганиева и др.?

– Мы действительно приблизительно одного возраста. И начали писать практически в одно время. Но не могу сказать, что у нас существует общность тем и взглядов на жизнь.

– Вы хотите сказать, что у писателей каждый сам за себя?

– В идеале так и должно быть.

Беседу вёл Юрий ТАТАРЕНКО

г. НОВОСИБИРСК

Используемые источники:

  • http://chitaem-vmeste.ru/zvyozdy/person/anna-kozlova-kratkij-kurs-shokovoj-terapii
  • https://24smi.org/celebrity/115934-anna-kozlova.html
  • https://litrossia.ru/item/10625-anna-kozlova-ya-v-zameshatelstve/

Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Максим Иванов
Наш эксперт
Написано статей
129
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации