Андрей Смирнов
Время чтения: ~15 мин.
Просмотров: 0

Дмитрий Смирнов, биография, новости, фото

12 апреля 2019, 22:22 10b2b7a11edf1da19b72c486a99b431341.jpg

Оксана Зотова. Фото: © VK/Оксана Александровна Зотова

Священник Русской православной церкви протоиерей Дмитрий Смирнов прокомментировал недавнюю историю, связанную с участием супруги священнослужителя Сергия из Магнитогорска в конкурсе красоты, сравнив это с «продажей своего мяса».

В таких конкурсах приличные люди вообще не участвуют, потому что в них мало приличного, они имеют очень дурную славу, и такие «концерты» зачастую плохо кончаются для их участников, — считает священник.

Он отметил, что не имеет значения, каким статусом обладает женщина. По мнению протоиерея, ни жене священника, ни кому-либо другому в принципе не следует искать такие «приключения на свою голову».

Также отец Дмитрий отметил, что у каждого решения есть свои последствия, и этой женщине после заявления об участии в конкурсе красоты придётся «похлебать кашу с горчицей, причём горчицы больше, чем каши».

Конкурс красоты — это торговля своим мясом. Это унижает достоинство женщины: ей нужно раздеваться перед всеми, на неё смотрят с определёнными мыслями, которые рождаются в головах сладострастных людей. Такое состояние и времяпрепровождение весьма и весьма неоднозначное, — резюмировал отец Дмитрий.

Также он заявил, что решение о наказании отца Сергия должен принимать исключительно его епископ, во власти которого дать оценку инциденту.

Это решает епископ этого священника. Вообще епископ, в переводе с греческого, это наблюдатель. Он наблюдает за чином в церкви, и если считает, что это неуместно, — он делает замечания, если тот не исправляется — он епитимью (церковное наказание. — Прим. Лайфа) накладывает временную, если не помогает — тогда постоянную, — заключил церковный деятель.

Как ранее писал Лайф, неизвестный человек опубликовал на информационно-развлекательном портале «Пикабу» личные фото Оксаны Зотовой — супруги отца Сергия из Магнитогорска. Как отметил автор публикации, Оксана занимается косметологией, открыла собственный бьюти-салон, а самое главное — участвовала в конкурсе красоты «Ты уникальная», который проходил во время Великого поста. Между пользователями Сети разгорелся серьёзный спор, противоречит ли поведение жены священнослужителя статусу его семьи. Протоиерей РПЦ тем временем выступил в защиту священника и призвал не наказывать его.

Сокова Анна

Выбор редакции

Новости СМИ2 Loading…

Биография Дмитрия Смирнова

Дмитрий Николаевич Смирнов (отец Димитрий) – видный миссионер, служитель РПЦ, настоятель шести столичных и двух подмосковных церквей, глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства, а также факультета православной культуры Военной академии РВСН.

uzn_15207574812.jpg
На фото: Дмитрий Николаевич Смирнов (отец Димитрий)

Митрофорный протоиерей ведет активную деятельность в интернет-пространстве, на радио и ТВ, неся людям целительное слово Божие в своем блоге, в телепередачах «Беседы с батюшкой» на канале «Союз», «Диалог под часами» на канале «Спас», в прямом эфире станции «Радонеж» в рубрике «Благовещение».

uzn_15207576073.jpg
Протоиерей Дмитрий Смирнов имеет множество наград

Священнослужитель имеет награды УПЦ, ФТС и РПЦ, включая орден святого благоверного князя Дмитрия Донского III степени.

Детство

Будущий яркий проповедник появился на свет 7 марта 1951 года в многодетной столичной семье. Его отец был физиком, сам писал музыку и приучал детей к серьезным классическим произведениям. Мама знала много молитв и часто останавливала шалости сына словами из Писания. Дед по отцовской линии – математик, офицер Белой армии. Прадед, настоятель церкви св. Николая Заяицкого, обвиненный в 1938 году в антисоветской пропаганде, был расстрелян и погребен в общей могиле в Бутово, в 2000-м причислен к лику святых. Крестили Дмитрия в храме пророка Илии в Обыденском переулке. В начальных классах физико-математической школы №42, где он учился, его любимым романом был «Дон Кихот». Причем главный герой этого произведения не казался ему смешным. Напротив, мальчик им восхищался и очень сочувствовал. Когда читал книгу, он даже плакал. А старшеклассником, в 15 лет, он прочел Евангелие.

Дмитрий Смирнов в молодости

Получив в 1968 году аттестат о среднем образовании, юноша поступил на художественно-графический факультет Московского заочного пединститута, после окончания преподавал рисование и лепку в Доме пионеров. Именно в тот период Дмитрий стал задумываться о том, чтобы связать свою жизнь с церковью. Окончательное решение к нему пришло после посещения Спасо-Преображенской пустыни в Латвии, где его планы о служении одобрил старец Таврион.

Карьера в РПЦ

В период 1978-1980 гг. начинающий подвижник христианства учился на экстернате в духовной семинарии Сергиева Посада. Затем за полтора года он окончил Духовную академию. С 1980 по 1990 год он являлся вторым (после настоятеля отца Михаила) священником в Крестовоздвиженской церкви села Алтуфьево, которое называл «райским местом с удивительной природой». Интересно, что до революции именно там служили его предки по отцовской линии. Об этом рассказала Дмитрию бабушка, сестра отца. Недалеко от храма он нашел могилы пяти священников Смирновых. В 1991-м он получил новое назначение – настоятелем разорённой в эпоху СССР церкви Святителя Митрофана Воронежского, где не было ни колокольни, ни купола. Постепенно Смирнову удалось ее восстановить и, по мере роста количества прихожан, стать старшим клириком еще в семи храмах. Причем он мечтал воссоздать не только строение, но и традиции храма Митрофана, – до революции на этой территории работал приют для 80 сирот. И впоследствии, без поддержки властей, отец Димитрий организовал при церквях пять детдомов, художественную и музыкальную школу.

Дмитрий Смирнов учился на экстернате в духовной семинарии Сергиева Посада

В период 2001- 2013 гг. он возглавлял подразделение Синода по взаимодействию с вооруженными силами РФ, затем был поставлен Синодом исполнять обязанности замруководителя Патриаршей комиссии, призванной решать вопросы из сферы семьи, защиты детства и материнства, а также был оставлен в составе Высшего церковного совета РПЦ. В 2009-м в качестве признания особых заслуг он получил право ношения специального богослужебного головного убора – митры.

Отец Димитрий с патриархом Алексием

Батюшка стал сопредседателем новой для Церкви структуры – Церковно-общественного совета по биоэтике, созданного в связи с внедрением таких прогрессивных технологий как трансплантация, искусственное оплодотворение, клонирование. Он также руководил «Фондом поддержки семьи и демографии во имя святых Петра и Февронии», одной из важнейших миссий которого было создание в стране ряда христианских учреждений «Жизнь-семья. Без абортов».

Отец Димитрий на службе

Важнейшие проповеди и лекции батюшки были выпущены книгами: «Время спасения» (1988-1989), «Граждане неба» (1990-1991), «Временный Немец» (2006), «Беседы о семье» (2016), Он стал также автором множества статей и членом редколлегии журнала «Православная беседа».

Взгляды

Проповедник, чьи комментарии и ответы на вопросы в церковных и светских масс-медиа часто становились предметом оживленного обсуждения, прославился волонтерско-миссионерской деятельностью, критикой либералов, выступлениями против абортов и пропаганды гомосексуализма, а также спорными высказываниями (например, выражение «глубокого удовлетворения» по поводу смерти ученого И.С. Кона) и неоднозначными призывами («витрины секс-шопов громить кирпичами»). С целью противодействия делам ювенальной юстиции и отстаивания основ традиционной семьи он стал основателем движения «Отдельный дивизион». Совместимость задач «новоявленных воинов Христовых» с понятиями христианского терпения и смирения некоторые представители общественности ставили под вопрос.

Семья Дмитрия Смирнова

Отец Димитрий женат. Вместе с супругой они вырастили дочь Марию. Она по образованию филолог, преподает в одном из детских домов при храме.

Отец Димитрий любит общаться с детьми

Брат протоиерея Иван – также известная личность, но в музыкальных кругах. Он – композитор и джаз-гитарист. По словам священника, он три раза в жизни был на волосок от смерти в воде. Дважды – когда переплывал Волгу, и один раз – когда свело обе ноги во время плавания в небольшой речушке. Кроме этого, ему довелось пережить автокатастрофу, во время которой его автомобиль перевернулся через крышу, а он не получил ни царапины.

Дмитрий Смирнов сейчас

Высокопоставленный представитель иерархии РПЦ по-прежнему занимается ведением блога, работает на радио и телевидении, приглашая к разговору интересных собеседников, поднимая важные темы, стараясь донести до каждого позицию Церкви по жизненно важным вопросам, дать оценку всем значимым событиям.

Отец Димитрий ведет свой блог в интернете

Многие его беседы продолжают издаваться в книгах. В выпущенном Православном календаре на 2018 год под названием «Обратись к Богу» вместе с красочными рисунками икон и перечнем святцев предложены отрывки из проповедей известного священнослужителя.

О настоящей любви и семье в современном российском обществе мы беседуем с председателем Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиереем Димитрием Смирновым, который посетил Саратов в рамках Дней памяти архиепископа Пимена (Хмелевского).

— Отец Димитрий, Ваш прадед, протоиерей Василий Смирнов, прославлен Церковью в лике святых как священномученик. Это оказало влияние на Вашу жизнь, Ваше воспитание, выбор жизненного пути?

— Конечно оказало, но тайным образом. В семье об этом не говорили, по крайней мере детям, — боялись; ведь кто-то из нас мог случайно что-то рассказать в школе или детском саду. Только учась в семинарии, я узнал, что в нашем роду были священники, стал разыскивать информацию, восстанавливать утраченные связи с родственниками. По Промыслу Божиему так случилось, что первый храм, в который я попал служить, был тот самый, где мои предки служили часть XVIII и весь XIX век. Я не знал об этом, а потом младшая дочь священномученика Василия, Нина Васильевна, мне рассказала.

— Мне кажется, когда человек узнает, что у него такие предки, это должно изменить его и миро-, и самоощущение…

— Понимаете, такие предки — у многих русских людей. Большевики уничтожали наш народ целыми сословиями. Был самый настоящий геноцид, поэтому практически нет такой семьи, которую бы это не затронуло. И случай в нашем роду не уникален, просто в отношении духовенства сохранилось много документов. В ближайшем окружении моих родственников — около 20 мучеников. В некоторых храмах, где я сейчас являюсь настоятелем (отец Димитрий в настоящий момент возглавляет восемь приходов. — И.С.), как выяснилось, тоже служили мои родственники, отдавшие жизнь за Христа.

В вере нас не воспитывали, хотя помню, как бабушка водила ко Причастию. В 15 лет я сам пошел в церковь и остался навсегда — почувствовал себя как дома. Батюшки на меня глядели так, будто я их племянник. И до сих пор я ощущаю себя в любом храме, куда бы ни зашел, точно так же. Наверное, это в генах осталось. Жена у меня тоже оказалась из священнического рода. Мы проследили: наши с ней предки вместе служили в Костромской духовной семинарии.

— А чем сейчас занимается Ваша матушка и дети?

— Матушка всю жизнь занималась искусствоведением. А когда мы на приходе открыли гимназию, то она стала преподавать историю. Сейчас она на пенсии и блаженствует: посещает концерты, выставки. У меня одна дочка и еще 50 сирот, которые тоже мне родные. Дочь преподает в МГУ немецкий язык, немецкую историю и литературу. Ежегодно ездит в один из немецких университетов, занимается исследовательскими трудами. А еще она главный воспитатель в одном из моих детских домов (отец Димитрий основал три детских дома — при храме во имя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, при храме в Можайском районе и при Синодальном отделе по взаимодействию с Вооруженными силами. — И.С.), помогает мне с младшими детьми. Остальные мои дети — ребята из трех детских домов: два из них рассчитаны на 20 человек и один — на 10.

— Отец Димитрий, сегодня, на мой взгляд, мы близки к тому, что распад в разных его проявлениях станет нормой: дети остаются без родителей, разрушается институт семьи. И часто люди, говоря о проблеме разводов, вспоминают стародавние времена, когда в брак вступали по выбору родителей — взрослым-то виднее, что лучше для их чада. Но вот насколько те семьи были счастливыми, насколько получалось у супругов хранить верность друг другу, нам доподлинно неизвестно. Не кажется ли Вам, что эти рассуждения несколько поверхностны, построены на мифологизации и идеализации прошлого?

— Безусловно, в значительной степени все люди склонны и мифологизировать, и идеализировать прошлое. Но есть неумолимые вещи, например статистика. По статистике, сто лет назад разводы были только в высших слоях общества и только с разрешения императора — настолько редчайшая это была вещь. Сейчас два, три, четыре или даже пять браков — не предел.

— Да, но сто лет назад само общество совершенно по-другому относилось к расторжению брака, и еще неизвестно, сколько бы сегодня таких браков «по благословению» сохранилось. Да что далеко ходить: стоит только взглянуть на лучшие произведения русской классической литературы…

— Я только знаю, что у нас сейчас 40 миллионов женщин в стране несчастны, потому что у них нет семьи. И что половина наших детей — безотцовщина, тоже знаю. Знаю, что нашу безотцовщину некому воспитывать, поэтому парни не могут вырасти настоящими мужчинами. А соответственно, некому ни Родину защищать, ни в полиции служить, ни работать. Они могут только глотать разжеванное мамочкой. В церковь приходят женщины 70–80 лет со словами: «Мой ребенок то-то и то-то, что мне с ним делать?». Я отвечаю: «Первым делом — оторвать от груди». Ведь его даже женить нельзя, настолько он инфантилен. Это плоды современного воспитания.

— У меня есть опасения, что часть современной православной молодежи поддается «христианскому романтизму» и пытается реализовать в своей жизни идеал браков «по благословению». Но сегодня юноши и девушки уже совсем иные, они — дети нашего времени, как бы они ни были воцерковлены. Часто молодые люди приходят за таким благословением к неопытным священникам, и получается прямо противоположный результат. Верны ли мои опасения, и если да, то как предостеречь молодежь от ошибки?

— Тут дело даже не в опыте духовенства — просто нельзя в одну и ту же реку войти дважды. Мы живем в другую эпоху, у нас совсем другие реалии, совершенно другое воспитание. Задача по созданию семьи усложняется многократно. И конечно, для ее решения нужно исходить из условий современного общества. А если просто перенести то, что было сто лет назад, в наше время, мы потерпим полное фиаско. Чтобы предостеречь молодежь от таких ошибок, ее надо интеллектуально развивать. Это задача семьи, школы, духовенства. Святые отцы говорили, что нужно жить трезво. А романтизм — он против такого трезвения.

— Сегодня есть много людей, которые не хотят регистрировать свои отношения в ЗАГСе, но настоятельно требуют, чтобы их повенчали в Церкви. Почему так происходит? Не связано ли это с тем, что подспудно эти люди не воспринимают венчание как серьезный социальный акт, который налагает на них определенную ответственность?

— Да пусть они хоть «обтребуются», мы не будем их венчать. Именно потому, что эти люди неправильно понимают, что такое венчание и брак вообще. Если бы такая пара пришла ко мне, я бы спросил: «А зачем вам это надо?». Я ведь могу их и отпеть, а они этого даже не почувствуют. Будут стоять в красивых одеждах, глазами хлопать, ничего не понимая.

— Вы считаете, что те, кто не живет по законам церковной жизни, вообще не имеют права венчаться?

— Не имеют права венчаться, пока не станут членами Церкви. Потому что те, кто живет в так называемом гражданском браке, от Церкви отлучены, как же мы будем отлученных венчать? Это нонсенс. Пусть избавляются от своего греха, воцерковляются. Или придут два однополых и скажут: «Мы хотим венчаться», и что? Нам их венчать?

Вот Вы употребили выражение «институт семьи», но такого института нет. Брак есть Таинство и создание Божие, а не институт. Книжная палата, Совет министров, армия, прокуратура, Союз писателей, ВГТРК — это всё институты. Это специально внедряется, ведь любую институцию можно изменить. Но семья не может стать ничем другим. Она может быть счастливой, несчастной, будет устроена по-христиански, по-исламски, по-иудейски, по-язычески. Союзы могут быть и внерелигиозными, но тогда они временны. На чем они строятся? Она мне понравилась, и я хочу ею обладать. Потом я увидел еще лучше, еще краше, еще богаче, и все; сказал «Адьё!» — и ушел к другой. Как солдат в сказке Андерсена: высыпаю медь — насыпаю серебро.

— Вы считаете, если союз мужчины и женщины не наполнен религиозным, духовным содержанием, то он обречен на распад?

— Как правило. Исключения редки. Брак с точки зрения христианства — высшее развитие отношений между мужчиной и женщиной, потому что он строится по принципу домашней церкви. А сегодня у нас семьи не существует, все разрушено, весь понятийный аппарат. Молодые вступают в брак и не знают ни его задач, ни путей их реализации — у них нет цели. Поэтому все и разваливается. «Мы любим друг друга и хотим идти вместе по жизни» — а куда идти, если в конце смерть?!

На самом деле, люди любить не умеют, у них извращенное понятие о любви. А любовь измеряется в литрах. Вот есть женщина, за которую я готов отдать 3–4 литра крови. Это похвально. А если я готов отдать 5 литров крови (то есть всю), то это — любовь. Отдать в любой момент, если ей требуется, если она этого хочет. Все остальное — не любовь, а желание женщину иметь для себя, как болонку, как двухэтажный домик с мезонинчиком, мотоцикл «Харлей».

— Но ведь не все так живут. Может быть, люди еще не пришли в Церковь, может, они заблуждаются, но их мотивация не в материальном…

— Я слышал от одной женщины, что жена — это визитная карточка мужчины. То есть женщина приравнивается к кусочку бумажки. Люди заблуждаются: принимают за любовь — влюбленность, погоню за модой. «Все подруги вышли замуж, а я нет» — и девушка начинает себя накручивать, думает, что влюбилась. А любовь — это когда ты за человека согласен умереть. Как Христос умер за людей, так и муж должен быть готов умереть за жену.

— И много таких мужей?

— Конечно нет. Богатый всегда может обеднеть, вот и русский народ оскудел. Но все-таки мы встречаем поразительные примеры настоящей жертвенной любви.

— А что можно предложить современному обществу, в том числе нецерковной его части, чтобы остановить процесс разрушения семьи?

— Просвещение. То, что я пришел к вам разговаривать, — мой вклад в просвещение. Может, кто-то задумается о моих словах и услышит правду в них. Ведь то, что предлагает телевизор, делает людей несчастными. Задача христиан и Церкви — постоянно просвещать — от слова «свет», и этот свет — Христов.

Полная версия беседы.

Фото Юлии Ракиной

Газета «Православная вера» № 23 (499)

Беседовала Инна Стромилова

Используемые источники:

  • https://life.ru/p/1208083
  • https://uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-dmitriy-smirnov.html
  • https://pravoslavie.ru/66955.html

Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Максим Иванов
Наш эксперт
Написано статей
129
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации